Майор Очевидность (metaloleg) wrote,
Майор Очевидность
metaloleg

Categories:

Стамбул, часть II: Космос собора Святой Софии



Я воздержусь от излишне подробного расписывания всех архитектурных деталей собора Святой Софии - все это есть и в Вики, в десятках книг и на других исторических ресурсах сети. А просто немного прогуляюсь по собору уделяя внимание и высоте купола и мелким деталям, часто уходящим от внимания туристов. Глядя на мысли в своей голове, чувствую что это пост и эти снимки будут немного банальными - но это лишь от того, что не я первый и не я последний восхищался собором и выражал свои чувства на бумаге или в блога.





А началось все в 324 году н.э., когда римский император Константин Великий решил переместить столицу империи в маленький городок Византий на берегах Боспора, основанный еще почти за тысячу лет до этого выходцами из города Мегары. (К слову сказать, Херсонес Таврический тоже основали дорийцы, только не напрямую, а выходцы из Гераклеи Понтийской, к которой приложили труды все те же мегарцы.) Конечно же, в Константинополе - Новом Риме - был и свой храм, построенный по разным данным то ли в 324—337 годах на рыночной площади Августеон при Константине, то ли позже, во время правления императора Констанция II. Возможно просто второй император достроил и дополнил постройки первого, турецкий археолог Али Кылычкая в вывезенной мною литературе дает дату 15 февраля 360 года, как дату открытия первой Айи-Софии, или "Великой Церкви" - Megale Ekklesia. Как она выглядела, можно только догадываться, и на фотографии стенда выше одно из гипотетических изображений собора. Простояла Megale Ekklesia недолго. В 404 году император Флавий Аркадий решил установить памятник себе любимому перед зданием церкви. Стамбульский патриарх Иоанн, в христианстве известный под именем Иоанна Златоуста, был сильно против. Тогда и ранее конфликтовавшая с ним императрица Евдокия подговорила мужа сослать патриарха в малоазийскую провинцию. Но верущие возмутились за Иоанна и подняли восстание, в результате которого пресловутый собор был сожжен. Новое здание стал стоить наследник Аркадия Феодосий II и уложился за десять лет - вторая Айя-София была открыта 10 октября 415 года.



Сейчас остатки феодосийской церкви находятся на выходе из собора с западной стороны, но я начну именно с них. В 1935 году, после объявления собора музеем, немецкий археолог Шнайдер откопал множество остатков коллон с капителями и высеченными на мраморном камне овцами-апостолами. Дальнейшие раскопки не проводились из-за страха повредить фундамент собственно третьей Софии, но найденное с тех пор доступно для осмотра во дворе.





Предположительно - это надписи с фронтона второго собора, они выставлены уже внутри здания.

</a>


В 532 году, в начале правления императора Юстиниана Великого во время скачек, устраиваемых рядом на ипподроме (до него тоже дойду) возникла потасовка между партиями болельщиков, которое обернулось в крупное восстание под названием-цирковым кличем "Ника!" ("Побеждай!") под лозунгом отречения императора. После злоключений и тотальной резни восставших император подавляет восстание, но вторая София разделила судьбу первой и сгорела в огне пожара. Осталась одна только сокровищница в северной части комплекса. Может быть совпадение, а может придворный храм демонстрировал воставшим ненавистную элиту, но сгорали они по сходным причинам. Теперь, вы можете сами догадаться о судьбе ХХС при резких зигзагах политического курса России. :) В том же 532 году началось строительство третьей Софии, что и стала героиней моего поста.



Не могу не отметить, что собор очень эффектно вплывает в поле зрения - там как-раз поворот трамвайной линии. Я успел уже походить по турецким мечетям XVI века западной части исторического центра города, и все равно по сравнению с ними Айя-София поражает внешними размерами, как будто набирая мощь от контрфорсов до куполов, а ведь она старше на тысячу лет. И позже, как я буду расказывать про Семь имперских мечетей, вы увидите в каждом из них ту самую частицу Софии, как недостижимый идеал и пример для подражания исламских зодчих.



Для туристов же все начинается с юго-западного входа под названием Хорологион, куда когда-то входили в непраздничные дни византийские императоры со свитой и охраной. Главный вход в церковь был с западной стороны, через огромный обнесенный колоннадами двор-атрий. Центральными вратами Софии пользовались только во время больших праздников, да и тогда под их аркой имел право проходить только император. Имеет смысл приходить ранним утром, потому что к середине дня там солидная очередь из туристов, впрочем, быстро продвигающаяся.



Для тех, кто последует моему примеру и поедет осмотреть достопримечательности Стамбула даю пару советов. Во- первых: пользоваться для проезда в общественном транспорте так называемой istanbulkart, которую элементарно пополнять на любой остановке и проезд по которой дешевле покупки разовых жетонов. А во-вторых купить на входе в Айю-Софию (я знаю, вы туда поедете прежде всего) карточку Museum Pass за 72 лир (где-то 1300 рублей), что дает право на посещение кучи музеев в Станбуле. Только не знаю, зачем турки пишут на ее обороте про 72 часа срока действия - я и через неделю благополучно проходил по ней, например, в музей Хоры.



Вход в храм начинается с маленькой двери, ведущий во внутренний нартекс, своеобразную прихожую, когда-то называемый Вестибюлем воинов - здесь император оставлял оружие, здесь несла стражу гвардия. Несколько теряется задуманная строителями последовательность чередования двух сводчатых коридоров. Зато при входе есть одна из самых знаменитых мозаик Айя-Софии, счастливо сохранившихся до реставрации - турки просто заштукатурили их, не пытаясь уничтожить изображение.





На мозаике император Юстиниан слева подносит Богородице модель Святой Софии, а справа император Константин преподносит модель самого Константинополя. Как не странно это звучит, но все мозаики в главной святыне восточной христианской церкви были уничтожены во время потрясшего империю движения иконоборчества в VIII-IX веках, в фазе пассионарного надлома раннехристианского суперэтноса. И от самых ранних элементов оформления остались только следы золотой мозаики времен первых Юстинианов.



Во внутреннем нартексе немного темновато и большинство туристов сразу проходят внутрь собора. Однако в нем есть несколько интереснейших вещей. На темном потолке сохранились следы золотой мозаики с геометрическими рисунками времен Юстиниана, счастливо пережившие все. Стены покрыты мраморными панелями, а в сам храм ведут аж девять дверей, но в центральные ворота имел право проходить только император.



Но самое необычное находится прямо под ногами, мимо проходят, но вряд ли еще какая мелочь в соборе дает такое физическое представление о времени. Видите темные и протертые места на мраморных плитах пола? Эти ямы протоптаны в камне ногами стражников, в течение сотен лет стоявших у Императорских дверей. Восемь с половиной столетий поколения стражей: греки, славяне, исавры, скандинавы и англичане из варяжской гвардии стояли на страже около дверей, пока в соборе молился сам император.



Пройдем во внешний нартекс - большую светлую галерею в западной части храма, на стенах которой висят стенды с историей собора, а у стен ютятся всякие артефекты византийских времен, совершенно не связанные с собором, но помещенные сюда музейной администрацией за компанию. Немного сомнительное решение, тем более, что явных шедевров здесь нет. Доски с решением церковного собора XII века, небольшой колокол, мраморная чаша, саркофаг какой-то императрицы.







А сейчас пройдем в собственно подкупольное помещение собора - наос - через императорские двери. По легенде, они были сделаны из дерева с Ноева ковчега. Очень известная мозаика над ними изображает императора Льва VI Мудрого, на коленях кающегося перед Христом в своем четвертом браке (начало X века). Пользоваться этими дверями мог только император, соседними — высшие сановники. Мозаика у меня на снимках получилась темноватой, так что взял просто картики из Викии.







Входишь и ахаешь. Собор необъяснимо волшебно парит над тобой и кажется больше и шире, чем есть на самом деле. Даже эти вечные леса кочующие по блогам и путеводителям не портят впечатления. Фантастическая игра света могла быть еще изящнее, но почему-то при реставрации турки так и не открыли некоторые из окон купола, наверное опасаясь за устойчивость сооружения.



Главная трудность, с которой вы столкнетесь, если вам случится строить купол, называется некрасивым термином «распор»: купол (в отличие от обычного плоского потолка) давит на опоры не только сверху вниз, но и вбок, стремясь «распереть» их, раздвинуть, развалить в стороны. Чем больше и тяжелее купол, тем сильнее распор. Как быть? Самый очевидный выход — толстенные стены, которые выдержат любую тяжесть. Так сделан, например, римский Пантеон: его массивный купол (больше софийского) опирается на стены в шесть метров толщиной. Но если вам нужно наполнить здание светом, создать впечатление невесомости и бестелесности, придется придумывать что-нибудь похитрее. И строители Софии изобрели гениальную систему, в которой тяжеленные массы камня и кирпича вдруг начинают изящно играть в прятки — а заодно уж и уравновешивают друг друга. Начнем сверху: огромный купол опирается на барабан, прорезанный таким количеством окон, что совершенно непонятно, как вся эта ажурность вообще может что-то выдержать.



Ниже, под барабаном, сферические треугольники — «паруса» — обеспечивают переход к столбам-опорам. Столбы эти огромны и толсты просто до изумления, но так хитро втянуты в стены, прикрыты колоннадами, замаскированы мрамором, что вся массивность полностью спрятана, хотя они необъятно огромны на самом деле. Но самое остроумное придумали на востоке и западе: здесь давление центрального купола, постепенно слабея, перекидывается сначала на два больших, а затем на пять меньших полукуполов, где благополучно и гаснет. На севере и юге роль амортизаторов играют двухэтажные сводчатые галереи-хоры. Результат: в интерьере не осталось и намека на какую-либо плотскую тяжесть; вогнутые полусферы висят в воздухе словно каким-то чудом, а стена, прорезанная десятками окон, кажется тонкой, как бумага. Зато снаружи за эту легкость пришлось платить, пристраивая мощные башни-контрфорсы и арки, которые, словно каменный обруч, стягивают всю конструкцию.





Собственно, достройками и занимались все наследники императора-строителя. Тот же Юстиниан I Великий в VI веке перестраивал купол после землятресений, реставрировали храм в X веке, затем в XIII веке достроили опоры в восточной части храма, турецкие султаны пристраивали минареты на мощных основаниях, которые также поддерживают стены. В итоге, храм пережил полти полторы тысячи лет и с десяток мощных землятресений, но все также поражает посетителей. Пусть он уже давно не выглядит внешне так, ка был задуман создателями, но внутренний облик парящего в лучах света купола остается неизменным. Собственно, в том, чтобы добиться такого эффекта, как раз и состояла главная задача строителей Софии — ведь храм, по идее, должен быть подобием космоса, то есть представлять собой нечто нерукотворное, а никак не плод человеческих усилий. Невероятный купол изображает тут небесный свод, а какие же опоры могут быть у небесного свода? Поэтому все, намекающее на телесную тяжесть, тщательно и хитроумно спрятано, а купол, как писали современники, «на цепи подвешен к небесам». Идее божественной легкости подчинены и все остальные архитектурные особенности Софии, которая вообще — одно из самых ясных произведений мировой архитектуры: отвлеченные богословские идеи воплощены в ней необычайно наглядно. И какие еще доводы нужны были для делегации киевских князей в поисках выбора веры, достаточно одной Софии, чтобы доказать величие Византии.



Трудно оторваться и опустить голову, но надо пройтись по хорам, галереям второго этажа, с трех сторон охватывающим подкупольное пространство Софии. Вход на хоры — в северном торце внутреннего нартекса; наверх ведет не лестница, а пологий пандус. По пандусу этому императрица могла подниматься наверх в своем паланкине, не испытывая ни малейших неудобств. Государыню сопровождали принцессы и фрейлины: во времена Юстиниана хоры предназначались исключительно для женской половины двора. Тут-же, думаю, надо поместить внутренню схему собора.





Северная галерея проста и солнечна, десь когда-то все стены были покрыты мозаиками, но в ней сохранилишь лишь немногие остатки убранства. Здесь когда-то было место для женщин из средних сословий.



Западная галерея служила уже для императрицы и ее свиты. Все балконы галереи были ограждены резными мраморными перилами с узорами по обе стороны. С них - отличный вид на наос собора, только леса реставраторов мешают.



Все самое интересное находится в южной галереи, а самое интересное из мелочей нужно знать, где искать. В X веке скучающие во время долгой службы гвардейцы-варяги вырезали на перилах руны со своими именами, и история их сохранила. Впрочем, на других перилах я нашел надписи так же скучающих греков.





Путь в южную галерею отгорожден мраморной стеной. Здесь когда-то была совещательная комната для патриархии и место византийских соборов. Рядом - каменная плита с надписью над могилой венецианского дожа Энрико Дандоло - инициатора разграбления Константинополя крестоносцами в 1204 году. Как не странно, ее не убрали византийцы после отвоевания Полиса в 1261 году, но Мехмед Завоеватель после взятия города в 1453 велел выкинуть кости уличным псам.





За стеной южной галерии сохранились несколько мозаик. На мой светский взгляд, наиболее интересной из них является изображение императора Константина Мономаха IX и императрицы Зои. Если внимательно присмотреться, то можно обнаружить, что имя императора в двухместах стерто и вместо них имеется более поздняя неаккуратная запись. Кроме того, голова императора также изменена и... заменена на новую голову. Все просто, Зоя сменила трех мужей и велела поменять голову с второго на третьего в соответствии с новым царственным супругом. Голова Зои тоже изменена - в один момент императрицу отправил в ссылку ее приемный сын, император Михаил V Калафат, заодно приказав уничтожить изображение лица. Но сметенный восстанием знати и горожан базилевс не удержался на троне, и Зоя вернулась опять царствовать. Ну и приказала в очередной раз переделать фреску. Не исключаю, что себя велела нарисовать красивее и моложе, чем на своем пятом десятке :)



Следы турецкого владычества в интерьере Софии — это прежде всего восемь огромных круглых щита из ослиной кожи, подвешенных под куполом, вы их конечно же заметили. Арабский зигзаг на них — изречения из Корана, имена первых халифов — как считается, самые крупные образцы арабской каллиграфии в мире. Каллиграфия имела совершенно особенное значение для исламского мира — даже несмотря на дивную красоту самого арабского шрифта. Считалось, например, что священный Коран можно переписывать только от руки. Печать была объявлена богохульством, и в 1517 году, то есть в то время, когда Европа переживала настоящий бум книгопечатания, султан Селим Грозный под страхом смерти запретил печатные станки на территории империи. Запрет продержался аж 300 лет, что несомненно, внесло большой вклад в упадок османской империи. Зато Стамбул стал настоящей столицей каллиграфии. Была пословица: "Коран ниспослан в Мекке, декламируется в Каире, а переписывается в Стамбуле". И сейчас, вдоль одной из стен наоса, за колоннами проходит выставка каллиграфии. Красиво, хотя совершенно не понятно, что именно начертано.





...Утром 30 мая 1453 года Мехмед Завоеватель прогарцевал на белом коне по улицам захваченного города, подошел к входу Святой Софии, встал на колени и посыпал тюрбан пылью в знак смирения. Насмерть перепуганным греческим женщинам и детям жавшимся друг к другу в соборе в надежде на божественное спасение великодушный победитель пообещал жизнь, но саму Софию приказал превратить в собор и пристроить кирпичный минарет. В последующие полтора века султаны добавили еще три минарета по углам собора. Айя-София была главной мечетью империи, где по пятницам молились султаны, если находились в своей столице.



В 1929 году Мустафа Кемаль Ататюрк посетил реконструируемую мечеть Султанахмет и поинтересовался ходом проведения работ. Затем он перешел в расположенную рядом мечеть Айя-София и увидел этот священный памятник куьтуры и истории в плачевном и обвешатлом состоянии - после свержения монархии некому было следить за порядком. Внутри летали голуби, а во дворе помещалось летнее кафе. Ататюрк приказал превратить Айю-Софию в музей и с 1935 года она остается важнейшим туристическим объектом Стамбула. Вот тот исторический декрет Ататюрка:



Но скажу одну крамольную и совершенно не светскую мысль. В мечетях Стамбула - а все они оглядываются на Айю-Софию в своей архитектуре - в их тихой и торжественной обстановке, величие сводов и намоленная аура куда более соответствует внутренней атмосфере храмов, чем мельтешение шумных туристов и вспышек камер, несмотря на строгий запрет. Поэтому, если вернуть героини поста статус культового сооружения - неважно, мечети или православной церкви - то это еще больше пойдет Святой Софии, чем ее нынешний музейный статус. Космосу не к лицу мирская суматоха.



В следующий раз расскажу о впечатлениях от окрестностей Святой Софии - музее Мозаик, Цистерне и Ипподроме.

Стамбул, часть I или город на стыке частей света
Tags: Археология, Путешествия, Турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →